April 10th, 2019

dvornik

Выпуск рассылки ", вып. #3804 *прикоснуться к тайне смерти без лжи и прикрас*" от 10-04-2019

Реклама внизу и вверху письма не имеет отношения к рассылке (она вставляется службой, доставляющей рассылку подписчикам).    Будьте внимательны!

Отправлено: 10-Apr-2019 15:20

=рассылка *Мысли о вере и Церкви*=

 

 

Милость и мир да будут с вами полной мерой – через познание Бога
         и Иисуса, Господа нашего!
(2Пет.1:2)

 

* 28 марта 2019 г. ст.ст., среда 5-й седмицы Великого поста.

 

 

О проведении Великого поста:
+ о. Александр Мень: 5-я седмица

 

 

 

 

 

> Если верно, что, как говорит Платон, «о смерти ничего не известно», если будущее действительно готовит нам печаль и радость, события непредвиденные и проблематичные, то единственное, что ожидает нас совершенно точно, – смерть, явление всеобщее и неоспоримое.

> Хайдеггер имел мужество поставить ее в центр своего размышления. Она одна радикально ограничивает человеческую свободу; следовательно, именно на ее фоне человек должен познать себя.

> Современная же педагогика, что весьма симптоматично для ее ментальности, вообще не говорит о смерти – как будто она обращается к «бессмертным» детям. Она боится прикоснуться к тайне смерти без лжи и прикрас.

> Забвение смерти характерно для мира, вся жизнь с большим искусством и ловкостью подчиняется этому принципу, словно современный человек не в силах вынести этого чересчур грубого вопроса, словно за утверждением «все люди смертны» скрывается невысказанная мысль, безумная, смутная надежда, что есть, быть может, исключения, что конец ожидает меня не сию секунду и что, в любом случае, сейчас не подходящий момент об этом думать. Мертвых хоронят с нечистой совестью, почти тайком, быстро, незаметно. Мертвые – помеха веселью, они беспокоят тех, кто наслаждается жизнью. Некоторые кладбища в их почти отвратительной монотонности наводят на страшную мысль об индустриализированной смерти, забвении в анонимности общей участи. Воспоминания тех, кто еще хранит воспоминания, относятся к несуществующему, их поэтическая печаль обращена к мертвому прошлому. Память же, напротив, обращена к жизни, она сохраняет прошлое всецело настоящим. Каждый умерший есть существо единственное и незаменимое, вечно живущее в памяти Божией. Церковь в молитвах об умерших просит этого у Бога, как просит и благодати памяти смертной309; правило св. Бенедикта предписывает всегда иметь ее перед внутренним взором.

> В экзистенциализме смерть обусловливает знаменитую «трансцендентность», но та оказывается бессильной, не трансцендирует смерти; наоборот, живое существо оказывается трансцендируемым к смерти (Sein zum Tode). Конечно, подобная диалектика мужественно видит проблему, но в то же время она показывает и свою недостаточность: конец и небытие утверждаются, но в отношении смерти не вносится никакой ясности. Подобное сужение и пробел в рассуждении может привести самое большее к тому выводу, что стремящийся к небытию обретает его. Симона де Бовуар напрасно пытается «заговорить смерть»310. Истинная трансцендентность должна утверждать противоположное: не жизнь есть событие смерти, но смерть есть эпизодическое и проходящее событие жизни. Только при таком взгляде смерть получает ясное и полное смысла значение.

> Глубокий пессимизм Фрейда или Хайдеггера неизбежно возникает, когда начинают размышлять о жизни в перспективе ее конца. Признать и принять этот конец есть уже философское отношение, глубокое и верное, ибо, как заметил Жюльен Грин, «никто не говорит о жизни так хорошо, как смерть». Действительно, бесконечное продление земной жизни, время, попросту отрезанное от своего конца, лишило бы существование всякого смысла. Симона де Бовуар в книге «Все люди смертны», присоединяясь к Бердяеву, приводит верную интуитицию: неопределенный срок биологического существования обернулся бы в конце концов бесконечной скукой. Можно добавить, что ужас предстоящего ада исходит именно от этой скуки, ставшей вечной. Для отцов Церкви бесконечная жизнь на земле – не что иное, как сплошное бесовское наваждение, и только любовь Бога к Своему творению препятствует увековечиванию такой жизни, которая есть не более, чем отсроченная смерть.

> Смысл Истории, даже сама ее возможность, находятся в прямой зависимости от ее конца, ее итога, ее трансцендирования, более неизбежного, чем сама смерть, к «совершенно иному». «Как последний враг, упразднена будет смерть», – уверенно утверждает апостол Павел (1Кор 15:26). Крайнее зло оказывается единственным выходом из того положения, в котором оказался человек. «Царь ужасов», согласно книге Иова, смерть вызывает вполне законный страх, делает более невозможной обыденную профанацию забвением и непосредственно располагает человека на том уровне глубины, который в любом случае поражает величием ее тайны. Бл. Августин, оплакивая в начале своей жизни кончину друга, признается: «Стал я сам для себя великой загадкой и спрашивал душу свою»311.

> Достоинство человека познаётся по его отношению к смерти. Платон учил философии как искусству хорошо умирать. Однако философия не знает победы над смертью, она может ее постулировать, но не может научить, как надо умирать, чтобы воскреснуть. Она лишь утверждает – и в этом всё ее величие, – что время не может содержать в себе вечность, что если оно не имеет конца, оно более абсурдно, чем смерть, и что этот мир, убивающий праведного Сократа, – не настоящий мир. Более того, преступления этого мира свидетельствуют о существовании иного, где царит справедливость и Сократ пребывает вечно молодым и прекрасным. Для Иустина участь Сократа прообразует судьбу Христа, Который умер и воскрес, и в Котором Сократ возвращается для вечности.

> Смерть – не мгновение, она сосуществует человеку, сопровождает его в течение всей его жизни. Она присутствует во всех вещах как их очевидный предел. Время и пространство, исчезающие мгновения и разделяющие расстояния суть те же вторжения смерти. Всякое прощание, забвение и изменение, тот факт, что ничто и никогда не может быть точно воссоздано, вносят дыхание смерти в самое сердце жизни и ввергают нас в мучение. Уход любимого существа, конец страсти, следы времени на лице, последний взгляд на город или пейзаж, который уже больше никогда не увидишь, даже просто увядающий цветок порождают глубокую меланхолию, непосредственный опыт еще не наступившей смерти.

> Природа не знает личного бессмертия, ей доступно только выживание вида. Атеисты могут мечтать лишь о том, чтобы жизнь их продлилась в делах или памяти будущих поколений: унылое бессмертие словаря, не более.

> Жало смерти может быть обезврежено лишь ее собственным отрицанием – умерщвлением, поэтому в центре земли возвышается Крест, и Жизнь добровольно соглашается пройти через смерть, дабы заставить ее расколоться и сойти в небытие: «Смертию смерть поправ», – поет Церковь в пасхальную ночь. Ориген приводит предание, по которому тело Адама было погребено там, где Христос был распят312. Другое предание возводит происхождение древа Креста к Эдемскому древу. Крест Христов стал Древом Жизни. Библия не знает естественного бессмертия, ее откровение – это воскресение, исходящее свыше, от смерти и воскресения Богочеловека. Таким образом, только христианство принимает трагедию смерти, смотрит ей прямо в лицо, ибо Бог проходит этим путем и все следуют за Ним.

> Если философия дает знание о смерти, то христианская аскеза сообщает искусство преодолеть ее и предвосхитить воскресение. Действительно, смерть всецело принадлежит времени, она датирована только для тех, кто окружает умирающего, но для него самого она не имеет даты, ибо он находится уже в совершенно ином измерении. Подобно тому, как конец света не имеет земного завтра, смерть ни для кого не является днем в календаре, и потому смерть каждого, подобно концу света, наступает сегодня; так же как не когда-то, но в самый день евхаристической трапезы мы входим в Царство.

> Для того, чей дух обрел бессмертие, очевидно, что смерти не существует, поскольку она – по эту сторону, он же – по ту сторону. Как элемент времени смерть расположена позади нас; перед нами же находится то, что уже пережито в крещении, – «малое воскресение», и в Евхаристии – жизнь вечная. Тот, кто следует за Христом, «на суд не приходит, но перешел из смерти в жизнь» (Ин 5:24), «ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь имеет жизнь вечную» (Ин 6:54). Последняя реальность нас самих живет на пороге этого перехода-пасхи, его открывает акт веры, дающий, по слову апостола Павла, «уверенность в вещах невидимых».

> «Если кто приходит ко Мне и не ненавидит… и души́ своей, не может быть Моим учеником» (Лк 14:26). «Ненавидеть» означает здесь восставать против преграды, состоящей в чрезмерной привязанности к здешней жизни и страхе смерти, порабощающих дух. Внимательному человеку смерть, лишенная страха, открывает его собственное величие и благородство. Она обнажает и очищает жизнь умершего от второстепенного, призывает сохранить о нём «добрую память», восстанавливает иерархию ценностей, судит о человеке непредвзято, поверх времени, перед лицом вечности. Порой лицо усопшего отражает духовную красоту, мирную и величественную, «непроницаемую улыбку усопших, которая так гармонирует с их неземным молчанием»313. Присутствие смерти заключает в себе нечто царственное, оно облагораживает чувства, делает всякого праведнее и выше. Смерть другого человека есть испытание; тот, кто его выдерживает, становится достойным приготовиться и пережить таинство собственного конца.

> В нормальном случае смерть должна быть естественным временем жатвы жизни, «насыщенной днями», созревшей для вечности. По прекрасному выражению древних мартирологов, она есть dies natalis – день рождения, и один Бог «знает день и час». Слова́ Паскаля: «Умирают в одиночку», или Кьеркегора: «То, что я умираю, для меня  не общее понятие»314, означают, что каждый берет свою смерть целиком на себя; человек – священник своей смерти, он есть то, что он делает из своей смерти. Предсмертное соборование (елеосвящение) вводит в это последнее священство, даруя «елей радости» и восхищение се́рдца там, где тело уже находится в предсмертной агонии.

> Диадох315 отмечает, что тяжелые болезни вменяются в мученичество. Более того, каждому дана благодать, харизма мученичества, поскольку перед лицом смерти, занимающей место палача, человек может назвать ее «сестра наша смерть» и исповедать Символ веры – это очевидное свидетельство того, что он уже перешел от смерти в жизнь (Кол 2:12; Ин 5:24). Великие подвижники ложились в свои гробы как на брачное ложе и имели родственное общение, близость со смертью, которая есть лишь переход и определяющая отправная точка. Эразм отмечает эту близость у святых и считает, что она составляет вторую природу, которая вытесняет ветхую. Св. Серафим Саровский учил «радостному умиранию»: «Для нас умереть будет радостью», – говорил он ученикам. Поэтому каждого он встречал словами пасхального приветствия: «Радость моя, Христос воскресе», – смерти нет, и жизнь царствует.

> В послании к коринфянам (1Кор 3:21–22) апостол Павел доходит до удивительного ви́дения: «Всё ваше… или жизнь, или смерть», – обе в равной степени суть дары Божии, харизмы.

 


> 309 Т.е. постоянной памяти о смерти. – Прим. ред.
> 310 La Force de l’age.
> 311 Исповедь IV,4.
> 312 PG 13,1777. Икона Распятия представляет череп Адама у подножия Креста. В приделе Адама в храме Гроба Господня в Иерусалиме есть надпись: «Место черепа стало раем».
> 313 Бернанос. Дневник сельского священника. М., 1993. С. 144.
> 314 Постскриптум II.
> 315 Capita centum XCIV (Сто глав о духовном совершенстве).

 

 

 

 

 

 

# Буду рад прочитать Ваши мнения о представляемых в рассылке текстах –  в письме или на страничках в соцсетях. Постараюсь ответить на вопросы... #

 

 

 -----------------------------------------------------------------
|        Буду благодарен за материальную поддержку проекта.       |
|           Как это можно сделать, описано на странице            |
|                   www.messia.ru/pomoch.htm.                     |
 -----------------------------------------------------------------

 

 

 

--

 Да благословит вас Распятый за нас и Воскресший!

 

редактор-составитель рассылки  

Александр Поляков, священник      mailto:mjtap@ya.ru             

                         (запасной адрес: alrpol0@gmail.com)

 

 

---------------------------------------------

*Мудрый сын радует отца,            /          а глупец позорит мать.
 Тешится дурью скудоумный,         /        а разумный ступает прямо.
 Нет совета – не будет успеха в деле,
                           а если советников достаточно – всё выйдет.
 Радостно, если можешь ответить,    /    и как хорошо уместное слово!
 Разумный поднимается по дороге жизни,    /    прочь от глубин Шеола.
             Дома гордецов ГОСПОДЬ сметет, / но надел вдовы Он защитит.
          Мерзки ГОСПОДУ злые замыслы, / а добрые слова пред Ним чисты.
 Стяжатель на свой дом навлекает беду,
                                 а кто взяток не терпит – будет жить.
 Праведное сердце подскажет ответ,  / а уста нечестивые изрыгают зло.
         Далек ГОСПОДЬ от нечестивцев, / но молитву праведников слышит.
          Светлый взор радует сердце, / добрая весть укрепляет кости.
         Кто внемлет здравым упрекам, / неразлучен будет с мудрецами.
 Кто отвергает наставления – себе повредит,
                               а кто внемлет упрекам, обретает разум.
 Страх ГОСПОДЕНЬ научит мудрости,    /     славе предшествует смирение.
 Сердце человека вынашивает замыслы,  /  но решение – от уст ГОСПОДНИХ.
 Каждый считает свой путь непорочным, / но ГОСПОДЬ испытывает души.
             Вверяй ГОСПОДУ свои дела – / и замыслы твои свершатся.
   Всё создано ГОСПОДОМ для своей цели, / и нечестивец – для дня беды.
 Надменное сердце – мерзко ГОСПОДУ,
                                  ни за что не уйти ему от наказания.
 Вера и правда искупают вину,      /      страх ГОСПОДЕНЬ отводит беду.
   Если угодны ГОСПОДУ пути человека, / Он примирит с ним даже врагов.
 Лучше малость, да с праведностью,
                              чем богатая прибыль, да с беззаконием.
 Человек избирает свой путь,   /   но твердость шагам придает ГОСПОДЬ.*
                                                    (Пр.15:20-16:9/*/)

             *********************************************

/*/ чтение среды, нов.пер. РБО.

В цитатах из Нового Завета в 'подвале' выпусков обычно используется перевод В.Н.Кузнецовой messia.ru/biblia/nz/kuzn/index.htm.

 

Выпуск в архиве –> messia.ru/rasylka/019/3804.htm

 

[при просмотре выпуска на сайте доступна функция "поделиться"]

       Архив рассылки + подписка  –>   messia.ru/rasylka/#0

 

Следить за новыми выпусками рассылки и другими материалами сайта можно
в нашем канале в Телеграме (messiaru)

 

странички сайта ХП: »вКонтакте« / facebook

 

 

********************* Сайт "Христианское просвещение" -> messia.ru